В китайской прессе наткнулся на большую, можно даже сказать, программную статью о роли чая в жизни конкретных людей, сообществ и всего мира. Я не очень слежу за такой темой, как китайские взгляды на чай — для адекватного ее восприятия хорошо бы знать китайский язык и ориентироваться в китайской истории и культуре намного лучше, чем ориентируюсь я. Поэтому оценить характер общественной китайской полемики о роли чая в Китае и в мире я не могу. И, соответственно, не могу охарактеризовать и статью в целом.

Но могу отметить, что структура чайных достоинств там выстроена понятным способом. Чай как напиток, чаепитие как персональная и социальная практика, чай как гармоничная и гармонизирующая категория, чай как важный глобальный продукт, заметный элемент человеческой культуры и тема кросскультурной коммуникации. Все, в общем, просто — для любого человека, сколько-либо подробно интересующегося чаем, такая структура описания чая как части личной и совместной человеческой жизни выглядит очевидной.

Но есть там, в этой профессорской статье (ее автором является профессор Гун Юнсинь, преподаватель и исследователь чайной культуры), пара пассажей, которые, с одной стороны, тоже являются очевидными и постоянно используемые в разнообразной чайной жизни, но с другой стороны весьма редко привлекают к себе содержательное внимание.

Вот эти две фразы. И да, это цитаты из старых чайных текстов: «Чай больше всего подходит людям бережливым и добродетельным» и «Природа чая бережлива».

Если принять во внимание тот факт, что бережливость — это довольно сложная функция, одним из аргументов которой является достаток, ну то есть, проще говоря, бережливость может быть следствием бедности, то есть быть вынужденной, то приведенные выше красивые и емкие фразы можно запросто свести к очевидной максиме, к которой я обращаюсь очень часто. Основные фишки чая — это его массовость, простота и дешевизна. Или, если использовать стиль мудрых китайских фраз, то «Чай больше всего подходит людям бедным и добродетельным» и «Природа чая дешева». Звучит, конечно, немного обидно — но это, как вы понимаете, следствие однобокого взгляда на бережливость как на вынужденную меру.

Однако посмотреть на чай не с точки зрения бережливости, как этической категории, а с точки зрения дешевизны и бедности бывает интересно. Причем посмотреть не только на очевидно дешевые решения, типа чайных напитков на индийских улицах, гонконгского чая или копеечных чайных пакетиков. Но и на те решения, которые считаются парадными. Я сейчас о китайских чайных церемониях, конечно.

Улун Огненный Дракон. Гора Жорнина, Закарпатье, Украина. © Ольга Никандрова
Улун Огненный Дракон. Гора Жорнина, Закарпатье, Украина. © Ольга Никандрова

Я, вообще, не очень люблю этот термин — на мой взгляд, всю ту движуху, которую обычно называют китайскими чайными церемониями, правильнее называть атрибутированными шоу-чаепитиями. Но это, конечно, мелкие придирки — термин «чайная церемония» надежно закрепился за любыми необычными чаепитием, с этим остается только смириться.

Давайте вспомним, что из себя представляет усредненная китайская чайная церемония с чисто технической и чайной точки зрения. Это многократное заваривания одной порции чая и длительное употребление полученных в результате этого многократного заваривания настоев.

А теперь давайте вспомним об одном из форматов массового и повседневного употребления чая в Китае. Который состоит в том, что порция чая закидывается в какой-либо термосок и болтается там весь день. Чай в термоске потихоньку настаивается, настой выпивается, кипяточек в термосок доливается — все очень просто и рационально.

При этом второй формат чаепитий, с доливами, считается простым и дешевым и никак не называется. А первый формат чаепитий, с проливами, считается сложным и дорогим, требующим специального обучения и называется «чайной церемонией». При этом чисто технически оба этих формата построены на многократном использовании одной порции чая и их рациональных зерном является бережливость. Или бедность. Ну или жадность.

Я очень люблю такие чайные перевертыши. Я в восторге от японской чайной церемонии, для проведения которой сначала разбивают специальный сад, в котором строят специальный чайный домик, в котором для чаепития отводят специальную комнату, оснащенную специальным оборудованием и особым образом декорированную. В эту комнату сажают специально подготовленного чайного мастера в непростой одежде, который готовит особый чай в особой посуде особым образом и предлагаем гостям пить его особым способом. И все это считается воплощением простоты и умением получать удовольствие от невзрачных и немудреных вещей и действий. А ты, значит, макаешь чайный пакетик в офисную кружку с кипятком, смотришь на все на это японское и думаешь о том, как ты все усложняешь.

Ну и китайская чайная церемония в широком и усредненным смысле этого слова мне тоже очень нравится. За крайне редким исключением она реализуется на недорогом материале, с использованием дешевых инструментов и тебе еще в ее рамках и один и тот же чай пять раз заваривают (хорошо, если всего пять). И предлагают при этом ощущать себя потребительской элитой, получающей услугу высокого уровня.

Вы не подумайте, я отлично понимаю смысл заваривания чая проливами. Но считаю проливы персональной и/или профессиональной техникой заваривания и дегустации чая. На развлекательных чаепитиях, как бы они не назывались, хоть церемониями, хоть еще как, чая должно быть много и разного.

Иначе это не чайная церемония, а жлобство.