Некоторое время назад, делясь статистикой по производству и потреблению зеленого чая в Китае, я заметил, в частности, что в Китае только зеленого чая и только потребляется больше, чем всего чая в Индии — второй по объему производства чая стране в мире — производится. Поэтому расхожее в чайных кругах мнение, что индийский чай — это чай прежде всего индустриальный, а китайский чай — это чай прежде всего фермерский, лишено статистических оснований. После чего получил вопрос от одного из читателей о связи характера чайной культуры в той или иной стране с площадью чайных плантаций.

На этот вопрос, конечно, четкого ответа у меня нет. Прежде всего потому, что характеристики «индустриальная» и «фермерская» для производственной чайной культуры запросто можно использовать в полемическом задоре, но довольно проблематично использовать для адекватного описания чайных культур. Хотя бы потому, что довольно сложно ввести четкий критерий, по которому можно делить производственные чайные культуры на «индустриальные» и «фермерские».

Объемы производства чая? Площадь чайных плантаций? Диапазон цен на чай или средняя цена за килограмм? Качество чая? Все эти характеристики могут неплохо описывать отдельный чайный проект. С натяжкой — небольшой чайный регион. Но совершенно не годятся для описания производственной чайной культуры страны, производящей чай в более или менее заметных объемах

Объемы производства чая или площадь чайных плантаций можно отбросить сразу. Если судить по этим критериям, то кенийский чай — значительно более фермерский, чем китайский. Потому что его меньше. Цены тоже крайне слабый критерий. Ну вот, например, в том же Китае есть и очень дорогой чай — даже помимо аукционов. А есть и очень дешевый — заметно дешевле кенийского, индийского или, тем более, цейлонского. И дешевого китайского чая, естественно, на порядки больше, чем дорогого. Ну а средняя цена на чай как сравнительная характеристика вообще имеет смысл только в узком рыночном сегменте. Равно как и качество чая — только у этого критерия сегмент еще уже.

Можно было бы, конечно, поиграться с относительными характеристиками. Например, поделить объем чая, производимого в стране, на площадь чайных плантаций. Вычислить, так сказать, производительность чайного гектара. Цифирки в этом случае получатся достаточно любопытными. Понятное дело, что очень точные данные по производству чая и площади плантаций найти не просто, но в первой прикидке, на уровне «палец к носу», получается, что среднемировая производительность чая с гектара находится на уровне полутора тонн в год. В Китае она составляет примерно одну тонну в год, в Индии — примерно две, а в той же Кении — больше трех. Вот табличка.

Производство, млн тПлощадь плантаций, млн гаКоэффициент
Мир751,4
Китай331
Индия1,20,552,181818182
Кения0,5350,163,34375

Казалось бы, вот оно, счастье! Коэффициент фермерскости найден! Если производительность чая с гектара в год в стране ниже среднемировой, то чайная индустрия этой страны — фермерская. Если выше — то индустриальная. Но увы. Всю эту картинку напрочь рушит климат.

Благодаря которому в той же Кении чай можно собирать практически круглый год. Там даже иногда возможна такая организация труда, при которой сборщики чая проходят условный ряд чайных кустов от начала до конца, а потом возвращаются в начало — а там уже новый лист нарос. А вот уже в Индии сбор чая носит значительно более сезонный характер. Не говоря уже о Китае. Там бы может тоже все были бы рады собирать чай круглый год и во всех провинциях — но увы. Так что производительность чая с гектара — показатель интересный, но для масштабной характеристики чайной индустрии недостаточный.

Ну и характер организации чайной индустрии — ну типа там мелкие фермеры против крупных предприятий — тоже мало о чем говорит. Потому что, например, в чайных странах часто встречается ситуация, при который чайный лист, выращеный на небольших семейных фермах, сдается на переработку крупным компаниям.

Короче говоря, от ответа на вопрос о том, как связана индустриальность или фермерскость чая с площадью чайных плантаций или с чем-либо еще, я, с вашего позволения, уйду. Хотя, конечно, порассуждать на эту тему интересно. И исследовать ее интересно. Так что, возможно, я к ней еще вернусь.