Чайные транспортеры в Турции

По каким-то совершенно неочевидным новостным ресурсам прошла небольшая серия публикаций о канатных транспортерах на турецких чайных плантациях. Которые изначально предназначены для транспортировки свежесобранного чая с чайных плантаций, расположенных на склонах гор. Но часто используются для перевозки людей. Так как для перевозки людей эти транспортеры не предназначены, люди с них время от времени падают. И разбиваются. С 2008 по 2021 год на таких транспортерах разбилось насмерть 18 человек, несколько сотен получили травмы различной степени тяжести. Суровая статистика сама по себе, но с учетом того, что транспортеров этих в Турции по оценкам около 15 тысяч — ну то есть используются они массово — может оказаться, что эти транспортеры статистически не опаснее велосипеда или лошади. А подниматься пешком на плантации людям долго и влом. Особенно старикам. Поэтому в видео, которое сопровождает репортажи с канатных чайных дорог Турции, на стремных канатных транспортерах рассекают бодрые стариканы.

Чайные плантации в Ризе (Турция). © Ольга Никандрова
Чайные плантации в Ризе (Турция). Там реально пешком задолбаешься ходить. © Ольга Никандрова

Подобного рода канатные транспортеры, кстати, не редкость на горных чайных плантациях по всему белому свету. Первый раз, кажется, я их увидел в Южной Корее — правда в заброшенном виде. Ну и потом встречал время от времени.

Чай как элемент рекламы

Наткнулся в тайваньских новостях на рассказ о том, что в тайбэйском магазине проекта Sunnyhills (微熱山丘) гостей бесплатно угощают чаем и вообще всячески и доброжелательно с ними коммуницируют. Конечно, бесплатный чай — это обычное дело в самых разных проектах, начиная со СПА-салонов заканчивая пассажирскими поездами. Но тут уж очень приметный проект чай раздает, есть смысл сказать о нем пару слов.

Sunnyhills — это компания, которая производит и продает фруктовые пирожные. Успешно производит и продает. Потому что сейчас их пирожные называют одним из популярных продуктовых сувениров Тайваня, а магазины проекта работают, кроме Тайваня, в Японии, Китае, Гонконге и Сингапуре. Причем в Токио их магазин, который спроектировал Кенго (Кэнго) Кума, известный японский архитектор, стал одной из достопримечательностей города. Смотрится эта хижина из стекла из штакетника действительно удивительно. Чай там, кстати, тоже наливают — так что этот проект можно спокойно ставить в ряд других шикарных чайных пространств, разработанных архитектором.

Кроме вкусняшек Sunnyhills немного торгует чаем и кофе. По принципу «раз у нас есть вкусняшки, которые хорошо подходят к чаю, то у нас должен быть и чай. Ну и кофе до кучи, чтобы не было дискриминации по гастрономическому признаку». Чайный ассортимент у них, если можно так выразиться, базовый тайваньский — там есть светленький улун и черненький рубиновый. Вполне нормально для кондитерского проекта.

Ну и вот, значит, этот проект, при непосредственном участии его основателя и владельца, в своем тайваньском магазине наливает бесплатный чай всем желающим. Насколько я понял, независимо от того, покупаешь ты вкусняшку или нет. А если уж тебе налили чай, то могут и пироженкой угостить, но это уже необязательно, там все построено на живом общении.

Пироженки! www.cna.com.tw

В итоге у них там получается такая интересная ситуация, когда бесплатный чай работает не только как механизм примитивного поощрения потребителей и способ продвижения основного товара. Ну типа там купи «Трахисан» и получи аскорбиновую кислоту в подарок. Бесплатный чай работает еще и как повод для активного общения с посетителями, результатом которого является позитивная коммуникативная среда вокруг проекта. Это красиво и правильно.

А вообще, конечно, было бы у меня побольше сил и времени, я бы с удовольствием разобрал такую тему как использование чая в качестве рекламного инструмента. Там много интересных примеров. Начиная с простого включения чая в ассортимент совершенно нечайных проектов. Типа BORK, который одно время продавал вместе с чайниками пуэр BORK, юньнаньский красный чай BORK, сычуаньский зеленый чай BORK и уишаньский улун BORK. Или Adili, который производит и продает текстиль в неоэтническом казахском стиле и заодно создает купажи чая. Вполне пристойные, кстати. И заканчивая специальными и масштабными чайные проектами нечайных компаний, типа китайской алкогольной компании Guotan, которая одно время скупала конкурсные Тегуаньини и в своих насквозь спиртных шоу-румах устраивала полноценные чайные пространства. Чисто внешне дающие фору многим чисто чайным локациям.

Богатая тема, короче говоря. Может и подниму как-нибудь.

Книга Tea Cultures of Europe: Heritage and Hospitality

В издательстве De Gruyter вышла книжка Tea Cultures of Europe: Heritage and Hospitality. Это сборник статей разных авторов, посвященных реальному и перспективному месту чая в индустрии гостеприимства и европейским чайным традициям. Причем европейским в широком и текучем смысле этого слова. Ну то это когда Турция, Грузия и Азербайджан в европейские чайные традиции включены в явном виде, а Россия — в неявном, через отдельные чайные феномены. А Иран, судя по всему, вообще не включен, хотя к чайной Европе он имеет ровно такое же отношение, как Грузия, Турция и Азербайджан. Впрочем, пофиг.

Выход этой книжки был анонсирован уже давно, но работа над ней несколько подзатянулась. На мой взгляд, книжка представляет безусловный интерес в качестве справочника по неочевидным европейским потребительским чайным традициям, типа австрийской или итальянской, которые под одной обложкой, как мне кажется, давно никто не собирал.

Катрина, спасибо за новость, рад, что оказался полезен.

Круизная коллекция супермаркетовского чая

Безупречная в своей маркетинговой незамутненности новость пришла из Великобритании. Где круизная компания MSC Cruises погрузила на борт круизного лайнера MSC Virtuosa запас ста разных чаев, наиболее распространенных в британской рознице, и запас образцов водопроводной воды разной жесткости из трех разных регионов Великобритании. Запасы чая названы Tea Library, а запасы воды не названы ни как, вода просто подписана.

В самом факте создания чайной коллекции, конечно, нет ничего примечательного, но вот то, что она составлена из массмаркетовского чая — это, конечно, занятно. Задумка составителей чайной библиотеки проста и понятна — они пытаются воссоздать на борту лайнера чайные условия, максимально близкие к домашним для большинства участников круиза. Поэтому чайное предложение MSC Virtuosa составлено из чая из супермаркета и воды из водопровода. Это, безусловно, красиво.

Следует отметить, что запустили такое чайное предложение наши круизные коллеги не просто так, а после специального опроса. По результатам которого выяснилось, что более половины участников круизов (51%) берут с собой на борт свой собственный и привычный чай, 37% берут собственные чайник и кружку, а 75% испытывают жесткий стресс, когда не находят за границей привычного по характеристикам чая. Вот круизная компания и решила позаботиться обо всех страждущих. 

Добавлю также, что оптимизация чая под разные регионы, основанная на разном качестве воды в этих регионах, совершенно стандартная тема в Англии — за всю Великобританию не скажу. Иногда эта оптимизация заключается в советах по завариванию, а иногда доходит до создания специализированных купажей. Ну типа этот вот чай для Ноттингемшира, а вот этот — для Суррея. Названия графств я использую от балды, может в Ноттингемшире и Суррее вода как раз одинаковая. Или, что случается чаще, вот этот вот чай для мягкой воды, а вот этот — для жесткой. Можно предположить, кстати, что такая оптимизация бывает не только декларируемой, вплоть до надписей на пачках, но и недекларируемой, когда под одним брендом в разных регионах продается немного разный чай. Оптимизированный, конечно, не только под разную воду, но и под разные потребительские предпочтения.

Я где-то и когда-то слышал, что первой региональные купажи, адаптированные под воду разной жесткости, начала продавать компания Lipton. Но в достоверности этой информации совершенно не уверен и проверить ее не смог. Вполне возможно, что на Lipton вообще все по умолчанию валят. Как на Черчилля.

Виды чая: чайный лист скорее жив, чем мертв

Проблема сформулированной ранее окислительной парадигмы описания видов чая и принципов их производства состоит не только в том, что окисление не является единственным процессом, происходящим в чайных листьях при производстве чая. Но еще и в том, что чайные листья при производстве чая ведут себя не только как пассивное биологическое сырье, но и как части живого организма. Что в окислительной парадигме вообще никак не учитывается. 

Вообще любого человека, имеющего хоть какой-либо жизненный опыт, такое поведение уже отделенных от растения чайных листьев удивлять не должно. Потому что если поставить в вазу с водой срезанные цветы находящиеся в стадии бутона, то эти цветы могут расцвести. А некоторые и без воды расцветут. Многие растения отлично размножаются вегетативно. В том числе и растение чайное. Ну то есть если отрезать от чайного куста веточку, сделать из нее черенок, воткнуть его во влажную землю или специальный субстрат и поместить в условия с комфортной температурой и влажностью, то есть шанс, что этот черенок укоренится и из него получится новое чайное растение.

Продолжение жизни отделенной от основного растения части — дело совершенно обычное и ничуть не удивительное. Просто оно, это продолжение, легко осознается применительно к отдельному черенку или срезанному цветку. И несколько сложнее — применительно к нескольким десяткам килограммов свежесобранных чайных листьев. Но это, конечно, проблема восприятия реальности, а не самой реальности.

Свежесобранные и еще живые чайные листья ведут себя, повторюсь, так, как будто продолжают оставаться частью целого чайного растения. В том числе и реагируют на разнообразные внешние раздражители.

У растений вообще и у чайных растений в частности с реакцией на внешние раздражители все в порядке. Потому что у них и раздражителей много, и способов реакции на них достаточно. Засуха, похолодание вплоть до заморозков, избыток или, напротив, недостаток солнечного света, механические повреждения — это только самые простые варианты неблагоприятных условий (стрессов), которые могут воздействовать на чайные растения. И на каждый из этих стрессов чайное растение реагирует каким-либо специфическим способом. Не выходящим, конечно, за рамки физиологии чайного растения.

Иногда результаты таких реакций заметны даже внешне. На недостаток солнечного света чайное растение отреагирует вытягиванием молодых побегов — и побеги эти будут бледнее обычных. А на избыток солнечного света кусты некоторых культиваров могут отреагировать покраснением листьев. А листья других культиваров чайного куста могут посветлеть или пожелтеть в ответ не только на изменение интенсивности солнечного освещения, но и на изменение температуры воздуха. А ответом на механическое повреждение чайных листьев станет покоричневение этих листьев в месте повреждение — окисление, о котором неоднократно говорилось выше, «прикроет» поврежденные ткани, защитив их от заражения болезнетворными микроорганизмами.

Примерно так выглядят чай из листьев, собранных с кустов-альбиносов
Примерно так выглядят чай из листьев, собранных с кустов-альбиносов. © Ольга Никандрова

Внешне незаметных реакций на стресс у растений тоже много. При недостатке освещения побеги чайного растения не только вытягиваются и светлеют. В них еще меняется баланс горьких и сладких компонентов, в сторону сладких. Этим давно научились пользоваться в Японии, где развита культура затенения чая… А при повреждении насекомыми чайные листья начнут вырабатывать комплекс летучих (и ароматных) веществ, которые не только отпугивают вредителей, но и являются элементом специфической сигнальной системы. С помощью которой пораженное вредителями чайное растение провоцирует выработку аналогичного комплекса летучих веществ соседними чайными растениями.

Короче говоря, чайное растение реагирует на разные стрессы, причем часть этих реакций приводит к таким изменениям в чайных листьях, которые могут привести к изменению потребительских характеристик изготовленного из этих листьев чая.

Свежесобранные чайные листья на протяжении некоторого времени будут вести себя точно также. И реагировать на стрессы в рамках доступной им физиологии. А это значит, что процесс производства чая можно рассматривать как комплексное стрессовое воздействие на еще живые чайные листья. Задача которого состоит в том, чтобы спровоцировать эти чайные листья на реакции (в том числе и на окисление, кстати), которые приведут к благоприятным изменениям характеристик готового чая.

И, соответственно, процесс производства каждого конкретного вида чая можно рассматривать как специфический комплекс стрессовых воздействий на чайные листья, провоцирующий эти чайные листья на специфические реакции. Если вам нравится слово «парадигма», то такой подход можно назвать «стрессовой парадигмой».

О том, что происходит с чайными листьями при производстве разных видов чая в стрессовой парадигме, поговорим в следующий раз.

Чай, самолеты и картины

В феврале 2019 года, когда в Ростове-на-Дону проходил отборочный региональный турнир Tea Masters Cup я, кроме участия в турнире, гостил у Тимура Казьмина. Не первый раз уже гостил. Тогда Тимур возглавлял Бюро «Иммельман», которое после ребрендинга стало IT-командой «НЕБО», сохранив при этом и характер деятельности, и уровень работы, и логотип с самолетом. И удивительную чайно-самолетную атмосферу офиса. Который является одним из самых интересных чайных пространств из тех, которые мне довелось посетить.

Тимур, если вдруг кто не знает, в прошлом был одним из основателей проекта LaosTea — одного из первых современных чайных проектов с российским участием, расширившим чайные горизонты за китайские рамки. Это потом все ломанулись в Грузию чай делать. А в 2012 году наши люди запускали проекты в Лаосе и Таиланде.

Так вот. Тимур, повторюсь, руководит IT-проектом. А чай для него является одним из серьезных увлечений. Вместе с живописью и авиацией.

Ну а теперь сложите все это вместе. Существует успешный IT-проект, у которого есть большой офис. И руководитель которого увлечен чаем, живописью и авиацией. Во что должен постепенно превратиться офис такого проекта? Правильно! В чайно-живописно-авиационное пространство! Ну вот он и превратился. 

На меня лично наибольшее впечатление произвел в этом офисе стол, представляющий собой накрытый прозрачной столешницей разрезанный авиационный двигатель. Этот стол нельзя назвать чисто чайным, он многофункциональный. Но чай за ним тоже пьют — и тогда этот двигательный чайный стол, конечно, начинает конкурировать с самыми необычными чайными столами.

А еще по всему офису развешены картины Тимура с самолетами, разложены игрушечные самолетики, на полу встречается самолетный орнамент, а на офисных кружках — рисунки с самолетами и разные самолетные слова. И во всей этой самолетности работают люди, свободно обращающиеся с традиционной клубной чайной утварью и способные в любой момент приготовить чай для себя, коллег и гостей.

Получается очень эклектично и атмосферно. Пожалуй, это один из немногих офисов, в котором я бы с удовольствием поработал. Фотографии предоставлены IT-командой «НЕБО», понятное дело.

Стариковские мысли

Шанхайское агентство СIVILIZATION отчиталось о создании двух рекламных роликов для чая в бутылочках Master Kong. Ролики получились банальными, но симпатичными. Драматургия там простая, как пять копеек — посмотрите, какие хорошие люди и как душевно делают чай, который потом оказывается в наших симпатичных и премиальных бутылочках. В одном видео роль славного мастера играет аккуратный старичок, в другом — чудесные мама с дочкой.

За все время существования чайной видеорекламы сюжет с радостными сборщиками и производителями чая стал настолько привычным, что породил пласт вторичного ироничного контента типа «Сборщицы чая на чайных плантациях и не подозревают, что собирают чайный лист с любовью». Ну и вот, стало быть, еще один вариант этого классического сюжета.

Смотрел я смотрел на эти ролики — и поймал себя вдруг на совершенно стариковской мысли о том, что тема сбора и производства чая в соврменной чайной рекламе совершенно десексуализирована. И это несмотря на то, что и в чайном фольклоре традиционных чайных стран типа Китая, и в современной чайной реальности постколониальных чайных культур тема близких межполовых отношений представлена в широком диапазоне вариантов — от мягкого романтического эротизма до безысходной сексуальной эксплуатации. И, что, конечно, характерно для современных времен, сексуальная эксплуатация на тех же чайных плантациях в медийном пространстве присутствует, хоть и не в рекламе. А позитивная романтическая эротика напрочь игнорируется.

Вот и вся любовь… 123rf.com

А очень хотелось бы увидеть рекламный ролик, в котором по чайным плантациям скачут нежные, но энергичные девственницы и эротично собирают чайный лист под зонтичным слоганом «Мы все делаем сами!»

Чайники Brown Betty

Рассказывая намедни о чайных ситечках, я упомянул, среди прочего, английский чайник Brown Betty — настолько классический, что в некоторых источниках его называют архетипическим. Ничего не могу сказать про архетипичность этих чайников. Но отдельного рассказа они совершенно точно заслуживают.

«Браун Бетти» — это название стиля британских заварочных чайников, обладающих следующими признаками.

Во-первых, заварник «Браун Бетти» должен быть шарообразным. Во-вторых, он должен быть изготовлен из особой красной глины, которая называется Etruria Marl. В-третьих, он должен быть покрыт глазурью, в ортодоксальном варианте — коричневой, но тут возможны варианты. В-четвертых, ручка должна позволять держать чайник «Браун Бетти» так, чтобы суставы ухвативших ручку пальцев не касались корпуса чайника. Это, так сказать, первичные признаки «Браун Бетти». Есть еще пара признаков, доказывающих подлинность этих чайников — неглазурованный ободок на внешней стороне дна чайника и разные жизнеутверждающие надписи типа Brown Betty или Made in England — но это уже не очень серьезно, конечно. Неглазурованный ободок снизу есть почти у всей покрытой глазурью посуды. И там же снизу при нынешнем развитии всяких печатных технологий можно написать вообще все, что угодно. И раньше можно было. Так что признаки подлинности я предлагаю игнорировать и вернуться к четырем первичным признакам «Браун Бетти».

Выводок современных Brown Betty. thebrownbettyteapot.com

Каждый из них имеет рациональное и убедительное объяснение, идеально подходящее для коммерческой коммуникации.

Шарообразная форма при описании чайников «Браун Бетти» называется идеальной для заваривания чая. Ну типа того, что чайным листьям в шарообразном чайнике завариваться просторно и двигаться спокойно, прямо как хламидомонаде в банке из песни группы «Манго-манго» про голубя. Следует заметить, что сейчас этот шарообразный аргумент звучит немного неубедительно. Потому что в чайниках «Браун Бетти» обычно заваривается пакетированный чай, которому шарообразность по барабану. А для редких английских эстетов, завривающих чай листовой, «Браун Бетти» продается в специальной эстетской комплектации, с блестящим заварочным контейнером-ситом внутри. Который, понятное дело, заметно ограничивает простор для чайных листьев. Но в викторианском английском чайном прошлом, когда чайных пакетиков еще не было, представления о сущности эстетизма были другими и вместо внутренних заварочных сит использовались классические наружные фильтрующие чайные ситечки, аргумент про шарообразность прокатывал.

Красная глина, из которой изготавливаются чайники «Браун Бетти», называется Etruria Marl. Она добывается в окрестностях города Сток-он-Трент, в Стаффордшире. В рекламе изготовленной из этой глины черепицы и кирпичей Etruria Marl часто называется лучшей глиной в Англии. А когда ее нахваливают в чайном контексте, то обычно сообщают, что изготовленные из нее чайники отлично сохраняют тепло. Я не вникал особенно в этот вопрос, но могу сказать, что глина эта подробно изучена и действительно достаточно хороша. Она мелкопористая и прочная — косвенным доказательством этого являются относительно тонкие стенки чайников. Да, да, я знаю, у китайских и тайваньских чайников стенки бывают гораздо тоньше. Но если посмотреть на европейские глиняные и глазурированные чайники, то «Браун Бетти» — вообще стройняшки с точки зрения толщины стенок.

Глина. глазурь и толщина стенок. thebrownbettyteapot.com

Основным достоинством коричневой глазури с мощным названием Rockingham обычно называют то, что на ней не видны чайные пятна. Но это, конечно, вторичный аргумент. Для домохозяек. Главное достоинство глазури в том, что она вообще есть — без нее эти глиняные чайники быстро приходили бы в негодность никогда не стали бы массовыми. Как я уже отмечал, коричневая глазурь является классической для Brown Betty — но совсем не обязательной. Эти чайники могли быть разных цветов. Кстати, коричневая глазурь может еще и косвенно влиять на объемы продаж. Чайник такого цвета хуже заметен, его запросто можно случайно смахнуть со стола — и придется идти за новым. Он, говорят, был копеечным (точных исторических цен на эти чайники я не нашел), но, как учит нас народная мудрость, двадцать копеек за старушку — это немного, но пять старушек — это уже рубль.

Ну а что касается достаточно большой ручки, позволяющей держать чайник, не касаясь пальцами его разгоряченного корпуса, то это, конечно, важное свойство чайника — но совсем не уникальное для Brown Betty. Но как элемент общей кучи характеристик сойдет.

Насколько я понял, никаких достоверных данных о ранней истории чайников Brown Betty нет. Принято считать, что их производство началось в конце XVII века в небольшой мастерской в Брэдуэлл Вуде, в Северном Стаффордшире — сейчас это район уже упомянутого Сток-он-Трента. В этой мастерской два голландских гончара начали производить реплики исинских чайников. Местная глина позволяла имитировать исинский цвет, после обжига держала кипяток, была технологичной — отчего бы и не имитировать.

Первое и достаточно длительное время чайники Brown Betty производились на гончарном круге и не покрывались глазурью. Глазурь пошла в дело примерно в 1750-х годах, а когда перешли от гончарного круга к штамповке, доподлинно не известно.

Судя по всему, примерно к 1800 году чайники Brown Betty приобрели свои основные маркерные признаки, резко подешевели и стали действительно массовыми. Их изготавливали самые разные компании, они бывали разного размера и разного дизайна и производились в каких-то запредельных количествах — некоторые источники сообщают, что бывали времена, когда гончарная промышленность Сток-он-Трента производила полмиллиона чайников в неделю.

Для чайной Великобритании XIX и первой половины XX века чайник Brown Betty стал основной рабочей лошадкой. Безусловно, в богатых домах чай заваривали в дорогих фарфоровых или серебряных чайниках — но массовая британская чайная культура оперировала чайниками дешевыми, коричневыми и глиняными. Из Сток-он-Трента.

В чайники Brown Betty вносились интересные конструктивные модификации. Например, для него была запатентована неспадающая крышка. Часто чайники производились с носиком специфической формы, который можно назвать «дыркой вниз». Или декорировались разноцветными полосами. Современные модели Brown Betty, как уже отмечалось, могут снабжаться встроенным заварочным ситом из нержавейки. И их крышки можно ставить пимпочкой вниз, чтобы чайники можно было один на один составлять. И на боку еще часто британский флаг прилеплен — чтобы никто не сомневался. Короче говоря, традиция этих чайников была живенькой, неплохо развивалась — но постепенно выдохлась.

Нет, чайники Brown Betty не ушли из чайной культуры Великобритании. Просто они утратили свою повседневную необходимость, перестали быть массовыми и снова стали достаточно дорогими. Проекты, производящие их сейчас, всячески подчеркивают их культурную ценность, традиционность, сложность в производстве и упомянутую уже архетипичность. И в ценах не стесняются, сейчас средняя цена на чайник Brown Betty составляет 40-50 долларов.

Современные Brown Betty. Все такое крафтовое-крафтовое… thebrownbettyteapot.com

Ну а самое любопытное, конечно, что чайники Brown Betty, наряду с кружбанами, пакетиками и привычкой макать печеньки в чай с молоком, оказываются культурным сюрпризом для людей, воспринимающих британскую чайную культуру по ее экспортному парадному формату — ну то есть по Afternoon Tea, послеобеденному чепитию. В котором Brown Betty обычно не используется. Потому что рылом не вышел.

Вот немного ссылок для самостоятельного изучения вопроса. С картинками: раз, два, три, четыре, пять.

Интрига чайного ситечка

Я продолжу, с вашего позволения, начатый вчера разговор о чайных ситечках.

Историю чайников как предметов, используемых для заваривания чая, обычно начинают вести примерно с 1500 года. Считается, что примерно тогда в китайском Исине начали производить первые специальные заварочные чайники, используя в качестве прототипов аналогичные по конструкции сосуды для вина. Вообще китайская винная посуда была чрезвычайно разнообразной и похожих на чайники предметов там немного. Но они, безусловно, есть — так что версия «прототипами первых чайников стали сосуды для вина» выглядит убедительно.

При этом надо понимать, конечно, что сосуды с носиками, через который льется жидкость, использовались в разные времена и по всему белому свету. Причем использовались по самому разному назначению. В том же Китае, например, предметы утвари, которые иначе как чайниками и не назовешь, вошли в чайный обиход задолго до формирования современного способа заваривания чая. И вошли совершенно естественным образом — как сосуды для манипуляций с водой. С горячей, в первую очередь.

Так что жесткая привязка заварочных чайников к винным прототипам она, конечно, романтична — но необязательна. И само появление заварочных чайников скорее произошло по принципу «однажды кто-то попробовал заваривать чай в этих штуковинах, это оказалось удобно», нежели по принципу «однажды мастер изобрел специальный прибор для заваривания чая». Прибор уже существовал.  

При этом можно нисколько не сомневаться, что винные или любые другие прототипы заварочных чайников были лишены одной маленькой, но существенной детали — ситечка, отделяющего носик чайника от его корпуса. Если использовать посуду только для того, чтобы разливать жидкости, то такое ситечко просто не нужно. Посмотрите, например, на современные чайники для оливкового масла.

Неизвестно также, были ли такие ситечки в тех первых специальных заварочных чайниках, которые начали изготавливать в XVI веке. Говорят, что в гонконгском Flagstaff House Museum of Tea Ware есть чайник 1513 года — но найти его фотографию или описание конструкции и проверить его на наличие ситечка в носике мне не удалось.

Скорее всего, этого ситечка не было. А «специальная чайность» первых заварочных чайников состояла исключительно в их размерах. Если чайник был побольше, то это для вина или для других жидкостей. Если чайник был поменьше — то это заварник. Не особо четкий критерий, конечно — так что нет ничего удивительного в том, что точная функциональность первых чайников, привозимых из Китая в Европу в XVII веке считается неопределенной. То ли чайники, то ли винники.

В самой Европе, кстати, чай далеко не сразу стали заваривать в чайниках. Чай, как вы прекрасно понимаете, можно заварить практически в любой посуде. В кастрюле,  например. Главное — избавиться потом от разваренных листьев. С этой проблемой справлялись, например, с помощью специальных ложек с дырками. Которые назывались Mote Spoon и стали прототипами чайных ситечек. Вполне рабочий метод — но, согласитесь, чайник с ситечком в носике удобнее.

Кто и когда добавил в конструкцию заварочного чайника ситечко в основании носика, доподлинно неизвестно. Специалисты Гэмпширского культурного фонда, например, пишут, что в 1694 году Британская Ост-Индская компания попросила китайских поставщиков чайников внести две модификации в их конструкцию. Добавить ситечко в основание носика и дырочку в крышечку — и понеслась.

Так или иначе, но именно ситечко в основании носика и отверстие в крышке стали конструктивными маркерами заварочного чайника. Есть ситечко и дырочка — это заварник. Нет ситечка и дырочки — это многофункциональный сосуд с носиком. Я сильно подозреваю, что современные специалисты именно по этому признаку классифицируют старинные чайники. И относят антикварные чайники к винникам в том случае, если не находят в них ситечка в носике.

Примерно к концу XVIII века — заварочные чайники усугубились еще одним устройством. Самостоятельным чайным ситечком. Которое могло быть полность отдельным и представлять собой обычное сито на ручке. Или могло присоединяться к чайнику, закрепляясь на его носике.

Смысл использования отдельного ситечка в паре с чайником с ситечком в носике от меня ускользает. Наши английские и американские коллеги пишут, что все дело в появлении на рынке индийских чаев, которые через собственное ситечко чайника фильтровались плохо ибо были мелкими. Но мне эта гипотеза не кажется убедительной. Потому что первые образцы индийского чая по размеру чаинок едва ли сильно отличались от китайских чаев. Да и массовым индийский чай стал совсем не сразу. А действительно мелкий индийский чай добрался до массового рынка еще позже.

Разумнее предположить, что массовые чайники, изготовленные уже в Европе, были без ситечек в носиках. Такая гипотеза полностью объяснила бы возникновение отдельных чайных ситечек — но мне ее нечем подтвердить или опровергнуть, у меня нет масштабных данных о ранних моделях недорогих европейских чайников. Хотя в культовом британском чайнике Brown Betty я ситечка в носике не заметил. А технология его производства как бы намекает на то, что его там скорее всего и не было. Хотя тут возможны нюансы, дизайн этого чайника постоянно менялся.

Короче говоря, появление ситечек — что в основании чайника, что отдельных — это загадка. А вот в отказе от их использования и их исключении из конструкции чайника ничего загадочного нет, я об этом уже рассказывал. Причиной всему стали чайные пакетики.

Исторический круг с чайными ситечками замкнулся очень красиво. Ситечко в основании носика конструктивно выделило чайник из множества аналогичных устройств. Именно с ситечком в носике чайники закрепились в культуре. Причем закрепились настолько хорошо, что когда ситечки исчезли из носиков, например, британских чайников, быть и называться чайниками эти чайники не перестали.

Любопытно, кстати, что у чайника из Юты — компьютерной модели, созданной в 1975 году и ставшей одним из символов трехмерной компьютерной графики — ситечка в основании носика нет. Что, в общем, понятно — его наличие сильно усложнило бы моделирование. При этом проверить наличие ситечка в прототипе чайника из Юты — заварника бренда Melitta — мне не удалось. 

Чайник из Юты. www.computerhistory.org

А вот о наличие ситечка в чайнике Рассела ничего не известно. Что полностью соответствует самой сущности чайника Рассела.

Свежая британская чайная социология

В Великобритании провели очередной опрос простых подданных британского короля на предмет их чайных привычек и захмычек. И выяснили много всего занятного.

Закуски для мужского чаепития в английском стиле.
Закуски для мужского чаепития в английском стиле. © Ольга Никандрова

84% британцев пьют чай в пакетиках. Среди тех 16%, что заваривают листовые чаи, больше всего людей в возрасте от 30 до 44 лет и меньше всего тех, кому за 60. Довольно любопытное наблюдение, кстати. Можно поразмышлять на тему «почему британские бабушки и дедушки любят чайные пакетики — потому что они банально удобнее или потому, что их молодость и зрелость пришлись на золотой век чайных пакетиков и они просто привыкли». Еще лет двадцать назад, если мне не изменяет уже не такая надежная память, количество пьющих чай в пакетиках британцев переваливало за 90%. А сейчас их стало ненамного, но меньше.

Только 7% британцев заваривают чай рекомендованные 3-4 минуты, 26% заваривают чай 1-2 минуты, 18% — менее минуты. Британских чайных экспертов склонность британских чайных потребителей к короткому настаиванию сильно смущает. Но я тут не так давно мониторил чаи самых массовых британских марок, и смело могу сказать, что экспертам — экспертово, а потребителям — потребителево. Массовый английский чай буквально заточен под короткое заваривание и, чаще всего и при заваривании в кружке, почти всегда вполне пригоден к употреблению после заваривания в течение одной минуты.

Самой популярной британской закуской к чаю является сладкое печенье. Которое наши английские чайные братья, напомню, обычно макают в чай. Причем это не какое-то конкретное печенье, это целый класс разнообразных печенюшек, полюбоваться на которые можно, если погуглить по tea biscuit. Эти самые ти бисвит употрбляет с чаем примерно половина британцев. Примерно треть любит печенье с шоколадной глазурью, ну а дальше там тортики, сэндвичи и шоколад. 22% британцев пьют чай без всего.

Ну и чай британские потребители пьют, большей частью, с молоком. Судя по всему, добавление молока в чай в Великобритании тоже стало не таким тотальным, как раньше — среди любителей черного чая, например, только 76% добавляют в чай молоко. Но зато 35% британцев добавляют молоко в зеленый чай, а 32% — в травяные настои. На первый взгляд это кажется немного странным. Но если вспомнить, что молоко в британской чайной культуре чаще всего играет роль вкусового корректора и еще то, что зеленый чай с молоком случается и в других чайных культурах, то ощущение странности отпускает. В каждой избушке — свои игрушки.

Чайники без ситечка

Ну и еще немного о британской чайной специфике. Наткнулся в новостях на ролик о том, как устроить традиционное английское чаепитие в саду. Ролик дурацкий и все больше про бутерброды — но там показан процесс заваривания чая, во всех смыслах примечательный.

Во-первых, хозяйка ролика, сделав акцент на прогреве чайника и важности использования листового чая, совершенно не дала этому чаю настояться. Просто превратив его в жидкость для подогрева и разбавления молока. С нашей чайной точки зрения это невероятный косяк, конечно. Но с точки зрения английского традиционного чаепития — вообще не косяк, потому что чай на нем вторичен. 

Во-вторых, чай разливается через ситечко. И это тоже очень характерная деталь британской чайной культуры, причем деталь довольно интересная. И у меня с ней даже личная история связана.

Когда-то давным-давно в книжке Никола Певзнера «Английское в английском искусстве» я вычитал, что часть ассортимента британской фарфоровой компании Wedgwood не менялась с XVIII века — и сразу воспылал желанием завести себе веджвудовский чайник. Тем более, что я нашел в существующем уже тогда интернете фотографии одной модели, которая внешне меня совершенно устраивала. Ну и когда мы первый раз оказались в Лондоне, то немедля пошли в веджвудовский магазин за чайником. Нужный чайник нашелся сразу, он был хорош собой — но после того, как мы заглянули ему под крышку, желание завести себе веджвудовский чайник у нас сразу пропало. У него в носике не было ситечка. А нафига он нужен, такой чайник.

После этого, блуждая по многочисленным английским магазинам, я стал с настойчивостью, достойной лучшего применения, заглядывать под крышки всем чайникам. И крайне редко находил там привычное ситечко. Что, в общем, совершенно нормально для британской чайной культуры, плотно сидящей на чайных пакетиках, да еще часто большой навески — то есть адаптированных для заваривания в чайнике. А для редких британских пижонов, заваривающих листовой чай, существует культура отдельных чайных ситечек, разнообразных форм и металлов. Все очень просто и понятно.

Но есть нюанс. Связанный с возникновением культуры отдельных чайных ситечек. О котором, впрочем, в другой раз.