Китайские ученые выделили сообщество микроорганизмов, обитающих в корнях чайных кустов и улучшающих усвоение чайными кустами соединений азота, что, в свою очередь, приводит к повышению содержания в чайных листьях теанина. Мне в этой работе больше всего понравился даже не результат, а ход исследования. Смотрите.

Сначала исследователи изучили содержание теанина в чайных кустах разных сортов. Причем все больше в хорошо известных, таких как Тегуаньинь, Дахунпао, Жоугуй, Маосё, Байцзигуань и так далее. Ученые обнаружили, что в одних сортах теанина больше, а в других — меньше. Так как они изучали не только листья, но и корни растений, то зафиксировали еще и сезонность накопления теанина в тканях. Осенью он синтезировался и накапливался в корнях, а весной переносился в листья.

Графическая абстракция. Там еще много хороших картинок, в тексте.

Изучив разные культивары с учетом всех сезонных факторов, исследователи отобрали два сорта чайного куста для дальнейшего изучения. Жоугуй как образец с высоким содержанием теанина и Маосё как образец с низким содержанием теанина. В этом месте любой поклонник фуцзяньских улунов должен делать стойку, потому что Жоугуй — это, все больше, Уи. А Маосё — это, все больше, Аньси. Ну то есть, фактически, все дальнейшее исследование можно связывать еще и с двумя основными стилями фуцзяньских улунов.

Следующим шагом было документирование микросреды у корней чайных растений. Что, конечно, совершенно логично — если теанин синтезируется и накапливается в корнях, то это явно неспроста. Довольно быстро выяснилось, что разнообразие микроорганизмов у корней Жоугуя выше, чем разнообразие микроорганизмов у корней Маосё. Причем почва, в которой росли растения, особо по составу микроорганизмов не различалась. Мало того, сильно большее разнообразие микроорганизмов около корней Жоугуя наблюдалось осенью, а весной все было примерно одинаково и у корней Жоугуя, и у корней Маосё, Все это прямо указывает на то, что выявленное большее разнообразие микроорганизмов у корней Жоугуя является свойством сорта чайного куста, а не спецификой окружающей среды, связанной, например, с региональными условиями.

В том обнаруженном большем разнообразии микроорганизмов у корней Жоугуя была еще одна примечательная черта. В этом большем разнообразии было больше микроорганизмов, метаболизм которых связан с соединениями азота. Что позволило предположить, что усвоение корнями чайных кустов соединений азота осенью связано с содержанием теанина в листьях этих чайных кустов весной. Чтобы проверить это предположение, ученые сконструировали сообщество микроорганизмов, составленное из 21 штамма бактерий, метаболизм которых связан с соединениями азота. И подсадили это сообщество к корням Маосё. И все получилось! После такого «заражения» осенью содержания теанина в весенних листьях Маосё заметно повысилось.

Теанин, напомню, это аминокислота. Если все очень-очень сильно упрощать, то чем больше в чайном листе теанина в частности и аминокислот вообще, тем слаще получается чай. Тут можно вспомнить такое понятие, как полифенольно-аминокислотный индекс, используемый иногда для характеристики качества зеленых чаев. В случае с Маосё и Жоугуем это немного бессмысленное знание, потому что из этих сортов чайного куста обычно производят стилистически очень разные чаи. Но вообще обнаружение механизма влияния поглощения корнями соединений азота на содержание в чайных листьях теанина фактически является обнаружением еще одного способа управления характеристиками готового чая.

Ну а использование сообществ микроорганизмов для специфической азотной подкормки чайных кустов как бы намекает на возможную альтернативу азотным удобрениям, в сторону которых сейчас принято морщить носик. Оценить экономическую целесообразность такой альтернативы я не могу, но сам факт ее существования это, конечно, хорошо.