Антон Дмитращук в одном из недавних постов поднял тему чайного коллекционирования. И не только собрал подборку интересных комментариев, но и изрядно меня озадачил. Ну потому что мой личный интерес к чаю изначально был во многом коллекционным. Не полностью, но во многом. Было интересно собирать новые пачки и баночки, запоминать новые вкусы, попробовать чаи новых брендов, разбираться с новыми добавками — ну и все такое прочее. Я думаю, что это достаточно обычная история в среде любителей чая.

Со временем я стал менее азартным и коллекционность во взаимодействии с чаем у меня хоть и сохранилась, но явно перестала доминировать. Теперь я небольшие чайные коллекции собираю исключительно в рабочих целях. Ну вот недавно коллега со Шри-Ланки прислал подборку чаев одинаковых грейдов, но из разных агроклиматических регионов острова. Так мы их и сами попробовали разными способами и с огромным удовольствием, и фоток понаделали, и дегустацию я провел. Хорошая коллекция получилась, короче. Рабочая.

Чай из разных регионов Шри-Ланки через минуту и через пять минут настаивания. Фотография Ольги Никандровой

И тут, стало быть, вопрос про чайное коллекционирование. Над которым я немного подумал и решил, что если бы я собирал сейчас чайную коллекцию, то собирал бы ее по принципу капсул времени. Ну то есть каким-либо доступным способом консервировал бы довольно большое количество образцов чая для того, чтобы фиксировать, насколько это возможно, их стилистику и качество.

Эту идею, конечно, я не сам придумал. Лет десять назад коллеги подогнали мне жестянку, в которой хранился образец грузинского чая 1960 года. Такие образцы герметично упаковывались партиями по несколько (или даже несколько десятков) банок несколько раз в сезон, хранились неограниченно долгое время и вскрывались по мере необходимости. Никого особо не волновали изменения в чае в процессе хранения — по сравнению с возможностью «архивирования» чая и возможностью отслеживать его характеристики на протяжении длительного времени этими изменениями можно было пренебречь. Ну и хранился этот чай, конечно, более или менее адекватно. Без фанатизма, понятное дело — но, наверняка, в сухом, прохладном и темном месте. И неплохо сохранился. Через пятьдесят с лишним лет после закладки на хранения тот грузинский чай не просто можно было пить — он сохранил выраженные стилистические признаки. Каким-то особенно вкусным он, конечно, не был. Но информативным был вполне. А именно информативность экспонатов, на мой взгляд, является одним из основных аргументов в пользу включения их в коллекцию.

Грузинский среднелистовой черный чай 1960 года. © Ольга Никандрова

Грузинский среднелистовой черный чай 1960 года. © Ольга Никандрова
Грузинский среднелистовой черный чай 1960 года. © Ольга Никандрова

Так вот. Повторюсь. Если бы я сейчас решил составлять чайную коллекцию и готов был бы потратить на нее некоторое количество ресурсов, то пошел бы именно этим путем. Определил бы десятка два интересных мне лично и более или менее распространенных на рынке чаев. Начиная с массовки, с условной кенийской гранулы или там цейлонского OP, и заканчивая более или менее высокосортными чаями. Приобрел бы по паре килограммов каждого чая. И загнал бы их в какую-либо герметичную упаковку партиями по сто грамм. А потом повторял бы все это дело пару раз в год не останавливаясь и не меняя номенклатуры чаев. И время от времени устраивал бы сравнительные дегустации, оценивая одновременно и динамику изменения чая в процессе хранения, и возможное изменение стиля.

Мне кажется, это было бы очень интересно. Хотя и довольно сложно и ресурсоемко для любителя-одиночки.