Обычно под чайной культурой подразумевается набор атрибутов и ритуалов, сопровождающих употребление чая в каком-либо устойчивом сообществе. В стране, ее отдельном регионе или, к примеру, в православных монастырях. Чаще всего, конечно, чайную культуру привязывают к каким-либо национальным или этническим атрибутам — и говорят о русской чайной культуре, японской чайной культуре или фризской чайной культуре. Подход к чайной культуре как к набору ритуалов и атрибутов, связанных с каким-либо сообществом, вполне адекватен — но нужно понимать, что он построен на важных умолчаниях, о которых нужно хотя бы иногда вспоминать.

Чтобы заглянуть вглубь чайной культуры, нужно рассматривать ее как совокупность связанных с чаем устойчивых форм человеческой деятельности, без которых эта деятельность не может воспроизводиться, а значит — существовать. В случае с чаем такими формами деятельности являются производство чая, продажа чая и потребление чая.

Безусловно, производство, продажа и потребление чая тесно связаны между собой — но по своей сути они являются принципиально разными. И требуют от своих акторов принципиально разных действий. И эта разница, на мой взгляд, позволяет говорить о трех базовых видах чайной культуры — производственной чайной культуре, торговой чайной культуре и потребительской чайной культуре. В каждой конкретном сообществе производство, продажа и потребления чая взаимодействуют уникальным способом, и, будучи «приправленными» локальными традициями, создают тот феномен атрибутивно-ритуальных чайных культур, о котором я говорил выше.

Когда в каком-либо сообществе явно доминирует одна из форм взаимодействия с чаем, ее атрибутивно-ритуальное определение не вызывает проблем с пониманием. Например, в России чай в основном потребляют, поэтому когда мы слышим фразу «русская чайная культура», мы однозначно понимаем, что речь идет о самоварах и подстаканниках, на не о сочинских плантациях. А вот с индийской чайной культурой уже не все так однозначно. Как и с многими другими.

Вообще, конечно, разбор чайных стран по производственно-торгово-потребительской доминанте — занятие очень увлекательное. Тем более, что определив основную форму взаимодействия с чаем в той или иной стране, можно легко определить, кто является главным чайным героем в этой стране (главный чайный герой, кстати, не всегда является основным бенефициаром — он может быть и основной дойной коровой, но героем от этого быть не перестанет).

Главными героями производственной чайной культуры являются, конечно, производители чая — от крупных массовых компаний до семейных фермерских хозяйств. Существуют страны почти чистой производственной чайной культуры — например, Шри-Ланка. И страны, в которых производственная чайная культура смешана с другими видами чайной культуры, но все равно доминирует над ними. И, в конечном счете, использует торговую и потребительскую чайные культуры таким образом, что основные бонусы получают именно производители чая — таков, например, Китай.

Главными героями торговой чайной культуры являются продавцы чая — все, от небольших бизнесов на грани самозанятости, до крупных чайных компаний. Страной чистой торговой чайной культуры, несмотря на определенную популярность чая среди населения, являются Объединенные Арабские Эмираты. Причем, что особенно интересно, там эта культура была создана практически с нуля — с таким же успехом Эмираты могли вложить свои финансовые и логистические ресурсы в любую другую сферу. Доминирует торговая чайная культура и в Англии с Германией — потребительские культуры там, безусловно, сильны, но торговые — сильнее.

Главными героями потребительской чайной культуры являются потребители чая и люди, которые работают с ними в момент потребления чая (заваривают и подают чай). Стран с доминированием потребительской чайной культуры очень много. Несмотря на наличие заметных торговых или производственных компонентов к таким странам относятся Россия, Казахстан, Иран, Турция, страны Магриба — и так далее.

А теперь — самое интересное. Способность увидеть за атрибутами и ритуалами чайной культуры ее содержательную сущность дает нам целую кучу разных преимуществ. Из которых для меня самыми интересными являются три.

Во-первых, любой чайный феномен при таком подходе можно оценивать совершенно разными способами. Например, в потребительской чайной культуре чайная церемония — это способ заваривания чая, общения и саморазвития. А в торговой и производственной чайной культурах — это маркетинговая технология. Обе эти оценки совершенно справедливы, непротиворечивы и позволяют воспринимать любой чайный феномен более полно.

Во-вторых, при таком подходе совершенно очевидным становится тот факт, что в принципе не может существовать неких общих чайных специалистов. В каждом сегменте — свои профессионалы. Производитель чая, продавец чая и специалист, работающий с людьми в момент потребления чая (чайный мастер, официант, сомелье и все остальные слова) — это разные специалисты. У них разная работа, им нужны (повторюсь) разные знания, умения и навыки. А это значит, что и учить их нужно разным вещам. Ну то есть если в программу чайной школы, работающей в стране с доминантой потребительской чайной культуры, включена поездка на плантации и участие в производстве чая — нужно относиться в этой части программы как к чисто развлекательной и достаточно бесполезной с профессиональной точки зрения.

И, наконец, в третьих. Понимание того, какая форма взаимодействия с чаем доминирует в той или иной стране, дает возможность адекватно и продуктивно воспринимать всю получаемую в этой стране информацию. Если вы пройдете по английским чайным как потребитель-ценитель чая, то вас, скорее всего, ждет жесточайшее разочарование. А если вы пройдете по этим же чайным как торговец и маркетолог — то вы очень многому научитесь.

Выбирайте сторону правильно!