Тема подкрашенного чая достаточно сложна для адекватных комментариев. Представьте себе, что к вам, как к чайному специалисту, обратились за комментарием журналисты. Например, в России. И задают они вам совершенно банальный вопрос: «Правда ли, что в чай добавляют красители? А то он посуду окрашивает и люди сомневаются…» Нормальный комментарий типа «На некоторых рынках дешевый чай действительно подкрашивают, но в России такого чая практически нет. А на посуде оставляют следы естественные пигменты, которые содержатся в черном чае в большом количестве» давать категорически нельзя. Потому что через фильтры медийного идиотизма пройдет только информация о том, что в чай добавляют красители — ничего другого многие люди просто не услышат.

Так что в те времена, когда с подобными вопросами обращались ко мне, я всегда отвечал, что нет, чай не красят. И обязательно добавлял, что если выварить в черном чае белую хлопчатобумажную футболку, то она сменит свой цвет на стильное пустынное хаки. Потому что чай сам по себе — отличный краситель. Для современного российского чайного рынка такое лукавое умолчание допустимо. Но российский чайный рынок — не единственный.

Вот, например, Казахстан. Одним из основных критериев оценки качества чая в массовой потребительской чайной культуре Казахстана является цвет настоя. Причем не только настоя в чистом виде, но и настоя, разбавленного молоком. Цвет настоя настолько важен для массового рынка, что на некоторых пачках чая можно найти прямые указания на то, что у чая натуральный и красивый цвет.

Такая цветовая чуткость чайного рынке Казахстана не могла не привести к появлению на этом рынке подкрашенного чая. Ну если люди хотят, чтобы им было красиво и оранжево, почему бы им не сделать красиво и оранжево?

Основным поставщиком красивого и оранжевого чая в Казахстан является Пакистан. И одним из первых чайных терминов, с которыми сталкивается в Казахстане пытливый чайной исследователь, является термин «пакистанский чай». Сначала этот термин вызывает недоумение и некоторое подозрение в том, что местные жители чего-то не понимают. Ну просто потому, что всякий приличный чайник твердо уверен, что в Пакистане чай растет и производится в ничтожных количествах — и едва ли хоть какая-та часть этих ничтожных количеств попадает в Казахстан.

Однако казахстанский пакистанский чай действительно выглядит по-пакистански. Ну то есть как чай, именно в Пакистане скупажированный и расфасованный в потребительскую упаковку. И довольно часто подкрашенный. В парадной чайной торговле Казахстана пакистанский чай присутствует не часто. Мало того, с ним время от времени пытаются бороться. Вот, навскидку, разоблачительная статья 2018 года из казахстанской прессы, в которой сообщается, что в чаях пакистанских брендов были обнаружены красители E110 («Солнечный закат») и E102 (тартразин). Впрочем, и публикация этой статьи, и предшествовавшие этой публикации события, судя по всему, ни на что особенно не повлияли — всякий разный пакистанский чай совершенно спокойно продается в Казахстане и сейчас. В парадной чайной торговле, повторюсь, он встречается редко, поэтому искать его в супермаркетах его нет никакого смысла. А вот на рынках, в мелких магазинчиках и в интернете его завались.

Пакистанский чай во всей своей оранжевой красе

Масштабных исследований пакистанского чая, представленного на рынке Казахстана я, конечно, не проводил — но пара образцов, попавших мне в руки, произвела на меня гнетущее впечатление. Это неравномерные по форме и размеру твердые гранулы серо-коричневого цвета, крайне непривлекательные. Аромат у них и в сухом виде, и после заваривания пыльный, с намеками на чайные ноты. Вкус противный. Зато красятся они отлично — достаточно прилепить несколько гранул на мокрый палец и они сразу окрасят этот самый палец в яркий оранжевый цвет. А уж если их в раковину просыпать и немного водой сбрызнуть… Мощная штука, короче говоря. Ну и, конечно, это тот самый случай, когда локальный чайный феномен не вызывает никакого, даже самого сдержанного интереса. Подкрашенный пакистанский черный чай — это редкостная дрянь. Я совершенно лоялен к дешевому низкосортному чаю и не вижу никаких проблем в его употреблении и продаже. Но зачем пить дешевый чай, подкрашенный искусственными красителями, вместо просто дешевого чая я, наверное, никогда не пойму.

Существует, кстати, вероятность, что казахстанский феномен пакистанского чая имеет такую же природу, как и российские феномены корейской моркови и мяса по-французски. Ну то есть его фасуют и красят в самом Казахстане с закосом под Пакистан. Но этого я пока не знаю и, возможно, не узнаю никогда.

Казахстан, кстати, — не единственное место с развитой цветовой дифференциацией штанов чаев. В Таиланде, например, популярны готовые смеси на основе черного чая, которые, чаще всего, используются для приготовления чайно-молочных напитков (в первую очередь — холодных) и в которые добавляют что-либо красящее. Желтое или оранжевое. В дорогих вариантах это может быть какая-либо яркая натуральная пряность. В дешевых — обычный пищевой краситель. Такой чай, кстати, продается по всему белому свету — погуглите по Number One Thai Tea.

С подкрашиванием чая бывают связаны любопытные и в чем-то даже красивые технологические решения. На некоторых рынках потребители очень нервно реагируют на любые компоненты чайной смеси, отличающиеся от чайного листа цветом — и в таких случаях производители подкрашивают эти компоненты чайным экстрактом. Ну то есть итоговый напиток содержит в себе чай и некоторые другие ингредиенты, чаем подкрашенные.

Ну а самым курьезным случаем подкрашивания чая на моей памяти был розовый цейлонский чай (Ceylon Pink Tea). Сейчас под этим названием продается много всякой всячины, а вот лет десять назад это был кондовый такой ганпаудер, который при смачивании резко все окрашивал в розовый цвет. Ну и настой давал тоже разной степени розововости. Продавцы этого чая били себя в пяткой в грудь и уверяли, что это натуральный цвет. И даже иногда показывали бумаги с печатями, где английским языком было сказано, что в розовом цейлонском чае все натуральное. И ведь не врали ни разу ни продавцы, ни бумаги. Потому что гибискус, которым подкрашивали тот розовый чай, действительны был натуральным. И розовый — это его натуральный цвет. Ну а то, что в рассказе о натуральном розовом чае слово «краситель» просто выпадало из рассказа и что у покупателя, особенно знакомого с феноменом антоциановых чаев, возникало впечатление, что цвет обеспечивают особого рода чайные листья — это ведь уже мелочи, детали.

Справедливости ради надо отметить, что этим розовым чаем торговали и в открытую, без лукавства, прямо сообщая о наличие в его составе гибискуса. И даже снимали про него увлекательные ролики.

Вкус у него, кстати, был никакой.